Почём фунт отечественного борщевика?

Попробуем задать себе вопрос: «Сколько стоит борщевик Сосновского?» Может быть, сам по себе, борщевик ничего и не стоит. Но борьба с его зарослями очевидно дело не дешёвое.  Мой товарищ (отдельное спасибо Илье Григорьевичу) обратил внимание на Официальный сайт  Единой информационной системы в сфере закупок  (http://zakupki.gov.ru). На этом сайте в ответ на поисковый запрос по слову  «борщевик» (на 1 ноября  2017 г.) мы выгружаем около 500 записей-контрактов.Просматриваем данные и понимаем, что:

Даты размещения закупок

Период от марта 2011 г. до октября 2017 г. (7 лет)

Цена вопроса

На борьбу с зарослями борщевика по России объявлено контрактов за последние  7 лет на сумму около  500 млн. руб!

Размах стоимости контрактов

от 14 тыс. руб. Открытый конкурс № 0130300019117000038 размещено 28.08.2017 г. Проведение работ по предотвращению распространения сорного растения борщевик Сосновского на территории Харовского муниципального района

до 30 млн. руб. Электронный аукцион № 0373200600313000108 размещено 5.07.2013 г. Открытый аукцион в электронной форме на право заключения договора на выполнение работ по кошению борщевика на территории ТиНАО (Троицкого и Новомосковского административных округов г. Москвы).

Конечно, реальная стоимость контрактов ниже максимальной объявленной. Проанализируем данные и напишем об этом поподробнее (уже написали!).


А пока приведем простой пример. Для выполнение работ по борьбе с борщевиком на территории МО ГО «Сыктывкар» (Республика Коми) в период 2013-2017 гг. было объявлено контрактов с максимальной суммарной стоимостью около 5.2 млн. руб. В результате «торгов» были заключены контракты общей стоимостью около 3.1 млн. руб. Из них на бесполезное кошение  в 2013-2016 г. была потрачена почти вся сумма (2.8 млн. руб.). Химическим способом борщевик ликвидировали в 2016 и 2017 г. (контракты на общую сумму 340 тыс. руб.).

Кстати, в мае 2016 г. был предложен План мероприятий по борьбе с неконтролируемым распространением растений борщевика на территории МО ГО «Сыктывкар» на 2016-2018 годы. Постановление от 25.04.2016 № 4 /1117 г. Сыктывкар, Республика Коми. Текст постановления + 3 приложения // Панорама столицы, 2 мая 2016 года

Подробнее об этом на нашем сайте в записи «Сыктывкар против борщевика. План на 2016-2018 гг.»

Подробности о расходах а борщевик в России приведены в работе:

Далькэ И.В., Чадин И.Ф., Захожий И.Г. Анализ мероприятий по ликвидации нежелательных зарослей борщевика Сосновского (Heracleum sosnowskyi Manden.) на территории Российской Федерации // Российский журнал биологических инвазий. 2018. № 3. С.44-61. или скачать с нашего сайта

 

 

Накапливаются ли фурокумарины в молоке коров?

Есть вопрос: накапливаются ли фуранокумарины в молоке животных, в частности у коров поедающих растения в свежем виде или в виде силоса?

Обсуждение вопроса:

Выдержка из публикации (автор Федотов С. В., 2008):  «Орлов Б. Н. и др. указывают на то, что молоко коров, после поедания большого количества борщевиков Сосновского (Heracleum sosnowskyi) с трудом поддается заквашиванию, что свидетельствует, по их мнению, о его стойких антисептических свойствах, придаваемых фурокумаринами (в том числе бергаптеном, изобергаптеном, изопимпинелином, ксантотоксином, псораленом и др.) (Орлов и др., 1990)». По данным Torbjørn Alm в 30 гг. XX в. вг. Тромсе (Норвегия) проводили опыты по изучению потенциала борщевика в качестве кормового растения (ссылка на публикацию Østerud T: Kjemisk undersøkelse av planten Heracleum panaces foretatt ved Forsøksgården Holt., Meld Statens Forsøksgard Holt 1934, 1935:59-70.). Коровы охотно поедали растение, но молоко получилось с неприятным вкусом и проект был закрыт (Torbjørn Alm, 2013).

Фурокумарины обладают фотосенсибилизирующим действием, а также способностью повышать чувствительность кожи к действиюУФ-излучения, стимулировать образование меланина. Наш поиск работ по прямому определению фурокумаринов и их производных в составе молока (молочных продуктов) успехом не увенчался (может быть пока !). Опубликованы сводки о свойствах кумаринов, экспериментальный материал по проверке их токсичности, включению в метаболизм животных (мыши, крысы, собаки, обезьяны) и человека (Coumarin (WHO Food Additives Series 16). По общей оценке кумарины — классифицируются как неканцерогенные для человека и входят в группу № 3 (Subsequent evaluation: Suppl. 7 (1987) (p. 61: Group 3); Vol. 77 (2000).

В экстракте H.sosnowskyi было определено высокое содержание фурокумаринов псораленового ряда — ксантотоксина и бергаптена. Содержание ксантотоксина составило 1.15 %,  бергаптена  – 1.04 % (Юрлова и др., 2013). Оксикумарин умбеллиферон,  обладает антикоагулянтным действием, препятствует свертываемости крови, оказывает тонизирующее и Р-витаминное действие. Содержание умбеллиферона в экстракте было 0.83 %, а фурокумаринов ангелецинового ряда в экстракте  H.sosnowskyi   —  ангелицина 0.63 %, сфондина  0.35 %. Общая сумма фурокумаринов в растении  H.sosnowskyi составила 4 %.  В H.moellendorffii, который является естественным представителем флоры Приморского края, содержание (процентное) фурокумаринов на 58 % меньше, чем в H.sosnowskyi (Черняк, 2013). В работе (Jakubska-Busse e.a., 2013) изучен состав эфирных масел Heracleum sosnowskyi и Heracleum mantegazzianum
(Apiaceae) для  определения в их сотаве токсичных соединений. Установлено, что эфирные масла, кроме производных  кумарина, содержат многочисленные токсичные соединения, например, изобутил изобутират, изоамиловый бутират, гексил гексаноат, 1-гексадеканол.  Существенных различий в составе масел этих борщевиков не обнаружено.

Известно, что кумарины могут быть метаболизированы грибами в различные соединения. Например, штамм Aspergillus fumigatus Fresenius, изолированный от испорченного сена (силос клевера), преобразует о-кумаровую кислоту (единственный источник углерода) в 4-гидроксикумарин, а далее в присутствии естественного формальдегида в дикумарол (Bye, King , 1970). Другой гриб Penicillium jenseni использовали для изучения биосинтеза дикумарола (Bellis e.a., 1968).  Дикумарол обладает антикоагулянтными свойствами и считается  микотоксином.

Для кумарина — варфарина (и крысиный яд и лекарство) известно следующее: абсорбция препарата — полная, связь с белкамиплазмы 97-99 %. Проникает через плаценту, но не секретируется с грудным молоком. Препарат варфарин метаболизируется ферментной системой CYP2C9 с образованием неактивных и слабоактивных метаболитов, которые реабсорбируются из желчи, при этом S-изомер метаболизируется быстрее. T1/2 рацемического варфарина — 40 ч. Выводится почками (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D1%80%D1%84%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BD).

Ссылки:

Орлов Б. Н., Гелашвили Д. Б., Ибрагимов А. К. Ядовитые животные и растения СССР: Справочное пособие для студентов вузов по спец. «Биология». М.: Высшая школа, 1990.

Федотов С. В. Борщевики. Серия «ЭКЗОТИЧЕСКИЕ МАСЛА». 2008. (e-mail: fedotov-71@mail.ru)

Черняк Д.М. Борщевик сосновского (Heracleum sosnowskyi Manden.) и борщевик меллендорфа (Heracleum moellendorffii Hance) на юге Приморского края (биологические особенности, перспективы использования и биологическая активность) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук по специальности 03.02.14 – биологические ресурсы.2013. Владивосток.

Юрлова Л.Ю., Черняк Д.М.,. Кутовая О.П Фурокумарины Heracleum sosnowskyi и Heracleum moellendorffii // Тихоокеанский медицинский журнал. 2013.  № 2. Р. 91–93.

Bellis D.M., Spring M.S., Stoker J.R. The biosynthesis of dicoumarol // Biochem J. 1967. V.103(1). P. 202–206.

Bye A, King H.K. The biosynthesis of 4-hydroxycoumarin and dicoumarol by Aspergillus fumigatus Fresenius // Biochem J. 1970. V.117(2). P.237-45.

Jakubska-Busse A., Śliwiński M., Kobyłka M. Identification of bioaoctive components of essential oils of Heracleum sosnowskyi and Heracleum mantegazzianum (Apiaceae) // ARCHIVES OF BIOLOGICAL SCIENCES / OFFICIAL  JOURNAL OF THE SERBIAN BIOLOGICAL SOCIETY.2013. V.65. № 3. P.877-883.

Torbjørn Alm Ethnobotany of Heracleum persicum Desf. ex Fisch., an invasive species in Norway, or how plant names, uses, and other traditions evolve // Journal of Ethnobiology and Ethnomedicine. 2013. V.9.